October 14th, 2012

qm1

Альфред Кох

Пост из FB
"Продолжая тему поднятую Панюшкиным. Абсолютно неуместная и бессмысленная попытка очень примитивными методами загнать атеиста в тупик. Ничего кроме сарказма и оскорблений получить в ответ невозможно. Плюс огромную порцию атеистического самолюбования, типо: я сам преодолеваю свои страхи (не надо мне вашего бога) - вот такой я мужесвенный и сильный чел.
Я же хочу (никому ничего не навязывая - "имеющий уши да услышит") сказать о своих ощущении и религиозном чувстве.
Во-первых, это именно чувство. Описывать любое чувство - значит пытаться объяснить чувство описанием других известных чувств. Довольно странное занятие. На что похоже религиозное чувство? То, что люди называют верой? На чувство правоты. Вот бывает же, что ты чувствуешь, что ты прав. Сначала приходит это ощущение (правоты), а потом уже аргументы и опыт, подтверждающие интуитивную догадку. Но это лишь отчасти.
Во-вторых - это удовольствие. Верить - это невероятное удовольствие. Те, кто его не испытывал - обокравшие сами себя люди. На что похоже это удовольствие? Есть одно ощущение не полностью, но близко похожее на удовольствие от веры. Мой учитель, довольно известный математик, профессор Овсиевич (ныне уже покойный) говорил мне: Алик, когда вы доказываете какую-то теорему (или знакомитесь с неизвестным вам до этого доказательством, сделанным другим), то от самого процесса продвижения к истине вы должны получать интеллектуальный оргазм. Вот если вы его чувствуете, если на вас накатывается вот эта волна радости и счастья, то вы на верном пути. А если вы ничего не чувствуете, то путь ложен, можно его бросить. Вот это удовольствие от изящества и безусловной истинности доказательства, знакомое каждому математику, оно отчасти похоже на удовольствие от веры.
Можно еще много писать и про доказательства Канта и про космогонию, но для меня сказанное выше - главное. Я понимаю, что людям никогда не испытывавшим указанные выше чувства невозможно объяснить насколько они неправы. Как невозможно объяснить дикарю, что предмет, который он держит в руках - не кусок железа, а осциллограф. А уж объяснить ему предназначение этого прибора и его устройство - это абсолютно бессмысленное занятие. Вот собственно и все, что я хотел сказать..."